Hukuma
Ты снилась мне сегодня. Мы шли к какому-то оракулу. С кем-то, даже не знаю с кем. И в том сне Ты была бабочкой. Оракул сказал, что Ты в Тебе бьётся жизнь,
тяга к странствиям, а ещё, что Ты метаешься между возможностям и не можешь сделать очень важный выбор в своей жизни. А потом почему-то мы оказались во
дворе микрорайона, рядом с моей работой. Тот самый тихий и красивый двор. Где часто гуляют дети, женщины с колясками. И где мне хотелось бы жить. И там
была Саша Шелестов. Кажется. Удивительно, я не вспоминал о нём уже столько лет. Ты вышла к нам из противоположного дома, подошла и сказала, что это
конец. Ты ушла. И мы с Сашей пошли в другую сторону. И оказались на скалах возле Волги. Камышин. То самое красивое место. Откуда ночью можно видеть
как по очереди мигают буйки, расположенные наверное в паре километров друг от друга. И получалась гирлянда. Огонёк скакал по ним и в кромешной тьме
это было удивительно красиво. Саша сказал мне тогда, чтобы я не грустил. Я соврал, что не грущу. А потом мы оказались на верхушке металлической конструкции. В мире как будто шёл конец света. Была паника, все разбегались кто куда. Я был там с Тобой и Твоим отцом. Отец говорил, что здесь очень опасно,
что Тебе нужно бежать, он задержит каких-то людей, которые Тебя преследуют. Я сказал ему, что могу позаботиться о Тебе. Что стану Твоим братом, что сделаю
всё, чтобы позаботиться о Тебе. Он сказал мне, что это хорошо и поблагодарил и велел нам бежать. И Ты была тогда маленькой испуганной девочкой. И я помню
тот груз ответственности, который рухнул на меня, когда я взглянул в Твои глаза. И как бы то ни было, это была приятная ноша. Я хотел защитить Тебя. И чувствовал, что сделаю это любой ценой. И мы бежали между горящий зданий, а по всюду слышались крики, горели дома, слышались взрывы. А потом я проснулся по звону будильника. Это был грустный сон. Но мне хочется его запомнить.